Пятница, 16.11.2018, 04:06 Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
Авторский сайт
Сергея Русинова
 
Меню сайта
Категории раздела
О красноуфимской истории [9]
Общеисторические [4]
Общественно-политические [4]
Наш опрос
Как вы оцениваете творчество?
Всего ответов: 77
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Рассказы


Главная » Статьи » Общеисторические

Даждьбожьи Внуки
ДАЖДЬБОЖЬИ ВНУКИ
 
«И вот Сварог, который создал нас, сказал Орею: "Сотворены вы из пальцев моих. И будут про вас говорить, что вы - сыны творца, и станете вы как сыны творца, и будете как дети мои, и Дажьбог будет отцом вашим». «Влесова книга»
 
«НЕИСТОРИЧЕСКИЙ НАРОД»
 
Наверное, каждый из нас раз в жизни да задаёт себе вопросы: кто он, откуда пришёл, кем были его предки? Далеко не все способны хотя бы попытаться ответить на них. Школьная программа не позволяет найти что-то вразумительное, частенько выдавая модную гипотезу за факт. Так что, когда я задумался о том, что представляют из себя русские, как нация, где их корни, то натолкнулся на множество проблем. Европейская наука, убедила нас: славяне – это сравнительно молодой народ, поставив их тем самым в несколько унизительное положение. Тот же Гегель, один из «источников» марксизма, слыл ярым славянофобом, исповедовал «Drang nach Osten» и считал славян «неисторическим народом». А Маркс был его учеником… Историей нашей никто серьёзно не занимался (даже мы сами!), кто же станет писать историю «неисторического» народа? Поэтому-то в ней по сей день много путаницы и белых пятен. И никто из «мудрых» представителей «исторических» народов даже не удосужился обратить внимания на простой факт, способный поставить учёных мужей со всей их мудростью в положение нашкодивших школьников. Люди – не блохи, и неспособны размножаться с неимоверной скоростью. Значит, численность того или иного этноса косвенно говорит о длительности пройденного им пути. А как раз славян-то значительно больше, чем всех вместе взятых «исторических» народов Европы! Даже сегодня, в урезанном виде, после многочисленных военных и революционных потерь, они занимают огромную территорию и разделены на множество родственных племён, что просто кричит об их глубокой древности! А с русскими вышло просто смешно. Так получилось, что историю нашу, как науку в нынешнем её виде, создавали по просьбе Петра Первого немцы (!) Миллер, Шлецер, Куник, Круг и иже с ними, и поэтому дорюриковские русские в ней выглядят кочующим диким варварским племенем, без собственной государственности, без культуры, без прошлого… И ведь никого из них не смущало, что первые государства, в современном понимании этого термина, в самой Скандинавии, откуда, якобы, пришло на Русь государственное строительство, появились несколькими столетиями позже… Немецкая академическая версия вместе с онемечившейся царской династией безраздельно властвовали в России вплоть до 1917 года, и всех, кто осмеливался ей перечить, в лучшем случае просто осмеивали. В число осмеянных попал даже великий Ломоносов, рискнувший вступиться за родной народ и указавший на явную абсурдность «норманской» теории происхождения Руси. Из-за господства «немецкой» версии факты, ей противоречащие, либо замалчивались и их пытались не замечать, либо объявлялись фальшивками или попросту уничтожались: из летописей вырывались «с мясом» целые страницы, а некоторые, такие как Иокимовская летопись, вообще загадочно исчезли… Ещё тошнее пришлось русским после 1917-го. Именно они, как самый многочисленный этнос СССР, как его титульная нация, больше всех пострадали при попытке создания советского человека, без национальных корней, без прошлого, без традиций. От когда-то мощной культуры сегодня остались лишь опереточные стилизации. Прежде, чем начать разговор о русских, стоит определиться, о каком народе мы станем говорить. Дело в том, что слишком часто русские обжигались, считая своей неотъемлемой частью те народы, которые с этим были в корне не согласны. Враги наши, напротив, учитывали этот момент и использовали всякий раз, чтобы ослабить нашу государственность. Это нужно, прежде всего, для того, чтобы объяснить некоторые кажущиеся несуразности отечественной истории и сделать соответствующие выводы. Так необходимо определить место русских в славянском мире, а также их родственные связи с украинцами, белорусами, казаками и даже новгородцами. Если мы не осознаем этих вещей, то каждый раз будем вставать на одни и те же националистические грабли, гипотетический удар которых приводит к гражданским распрям. Позже можно будет перейти к развенчанию «норманской» теории, современным находкам и гипотезам, познакомиться с «русской библией» – Влесовой Книгой и религией наших предков. Понятно, что от недостатка газетного места мы лихо проскачем «галопом по Европам». Тем не менее, постараемся дать пищу для умов любознательных, которые вполне смогут самостоятельно «копать» в этом направлении. БРАТЬЯ-СЛАВЯНЕ
Русского человека не может не удивлять то обстоятельство, что Русь-Россия весьма часто, «не щадя живота своего», вставала грудью на защиту братьев-славян от греческих, римских, турецких, монгольских, немецких и прочих агрессоров. Во время освободительной борьбы русские были для освобождаемых «братушками», но непостижимым образом превращались в «оккупантов» и «узурпаторов» немедленно после освобождения. Вчерашние «братушки» спешили откреститься от «варварской» России при первом же удобном случае и как можно быстрее примкнуть к «цивилизованной» Европе, заручившись её поддержкой. Между братьями славянами вставал неприглядный образ кровожадной варварской России. Вот так аукается идея русского «варварства» и «цивилизованности» Европы. На эти фокусы ясно указал ещё Ф.М. Достоевский в «Дневнике писателя». Более того, Фёдор Михайлович даже с поразительной точностью предсказал все последующие события. Сегодня очередной умело организованный с помощью жупела сталинизма и призрака всемогущего КГБ русофобский трюк снова загоняет славян в цепкие лапы ярых противников России и всего славянского, прикрывшихся овечьей шкурой. Почему это происходит? Почему славяне либо явно показывают свою нелюбовь к русским, либо даже воюют против, либо своей пассивностью помогают её недругам? Пожалуй, только сербы, называющие сами себя росенами (к этому мы ещё вернёмся), были ближе всех нам, но их мы сами предали в последнюю балканскую войну, когда натовские самолёты бомбили мирные югославские города. Причин, конечно, можно назвать множество. Но среди главных явно выделяется уходящее в глубь веков выделение племенного союза русов из общей славянской семьи. Причём, эта «семейная размолвка» настолько глубоко ушла в омут истории, что мы успели стать друг другу чужими. Можно, конечно, ругать наших западных братьев за предательство общеславянских интересов и добровольное подчинение себя Западу, но это ещё более отдалит наши народы друг от друга. Нам мешает понять друг друга раздутый и уже въевшийся в кровь пресловутый образ варварской России да раздуваемый комплекс «старшего брата». Наиболее смелые отечественные историки утверждают, что когда-то все славяне назывались русами, делясь при этом на различные роды, но среди них был род, для которого этот этноним был самоназванием. Многие современные отечественные историки, как живущие в России, так и вынужденные обретаться за её границами, приходят к выводу: сегодняшние русские, как племя (или союз племён), оставшееся ближе к исторической родине славян, стоят особняком в этой семье и наиболее полно сохранили остатки древних традиций и культуру, не попав под влияние европейских «исторических» народов. Ещё в глубокой древности иностранцы подметили: вечные междоусобные раздоры среди славянских племён значительно ослабляют их. Напротив, когда славяне выступают единым фронтом – нет силы, способной им противостоять. Понятно, что славянское единство не выгодно никому, кроме самих славян. Но абсолютно невдомёк, почему сами славяне не хотят этого понимать?! Вот характерный пример из истории. В 928 году немецкий король Генрих I силой захватил княжество Гаволянское. Лютичи, ратари и череспеняне, объединившись, освободили свои земли. Более того, доблестно отбили все попытки немцев снова овладеть княжеством. И когда уже казалось, что германский натиск остановлен навсегда, ратари и череспеняне поссорились из-за того, кому считаться «старшим братом», а кому «младшим». Подогреваемый извне скандал перерос в настоящую войну. Тут то и выступили Генрих IV и епископ Бурхард, без особых потерь прошедшие по славянской земле, вырезая «непокорных язычников» целыми городами. Как это похоже на день сегодняшний, не правда ли? БУЛЬБАШИ, ХОХЛЫ И МОСКАЛИ
Как ни смешны до обидного эти прозвища белорусского, украинского и русского народов, но даже из них видно, что мы разделяем друг друга совсем не по национальному признаку, а по пристрастиям, традициям и подчинённости.
Белорусские националисты до сих пор так и не высосали из пальца подходящего повода для отдаления белых россов от их «великих» братьев. Всё-таки даже в самоназвании они сохранили признаки близкого родства. Белорусская народность появилась тогда, когда многие исконно русские княжества в результате усобиц среди потомков Рюрика, а особенно татарского нашествия, литовские князья, воспользовавшись слабостью Руси, присоединили к Великому княжеству Литовскому. Не буду вдаваться здесь в более глубокие дебри – истории кривичей, как предков белорусов, их связи с балтами и кельтами, это разговор для специалистов… Интересно, что доля чисто русских земель в княжестве значительно превышала часть исконно литовских. Позже, в результате объединения Литвы и Польши на условиях Люблинской унии 1569 года, белые россы оказались вассалами польско-литовской знати. Вплоть до XVII века всех выходцев из подвластных Литве земель, несмотря на национальность, на Руси называли литвинами. Но белорусы, хоть и разбавленные поляками и литвой, сохранили своё прежнее имя, а главное – православную веру, несмотря на притеснения и откровенные гонения со стороны господствующего в Речи Посполитой латинства. С украинцами дело обстоит куда сложнее. После пресловутого Батыева нашествия, откуда бы оно ни исходило, южнорусские территории из-за отчаянного сопротивления завоевателям на целых два века превратились в безлюдную пустыню. Некогда густонаселённые степи и лесостепи стали практически необитаемыми. Не случайно они стали называться Диким полем, которое, в свою очередь, пересекал Чёрный (Черлёный – вообще-то «красный») шлях. Первыми на свои старые юрты в низовье Днепра в 80-х годах XIII века вернулись потомки чёрных клобуков (торков, берендеев, бродников, чигов) - казачьих предков, именуемых ещё и черкасами. После того, как Крым покорился турецкому султану, отпали от Орды и вернулись на Днепр ордынские казаки. Они восстановили свои старые городки Черкасы, Канев, Белую Церковь, построили город Чигирин. Под понятием Украина и в Польше, и в России всегда понимали окраины государства. До сих пор у нас говорят: «Поехать НА Украину», но «в Россию, в Германию, В Польшу». При этом сложно понять украинских националистов, производящих название своего государства от слова «краина» – «страна». Не было в истории человечества таких примеров, чтобы люди называли свою родину просто страной. Саму территорию нынешней Украины, вернее, большую её часть, в средневековых актах именуют то Гетманщиной, то Землёй Запорожских черкасов. Отсюда ясно видно, что территория эта в те времена принадлежала запорожским казакам, что и подтверждено декретом-привелеем 1506 года польского короля Сигизмунда I-го и ярлыком хана Менгли Гирея. А ещё раньше, в XIV веке, воспользовавшись ордынскими усобицами, литовский великий князь Ольгерд занял Киевщину и Подолье. Позже границы Великого княжества Литовского продвинулись до Винницы, Черкасов, Канева и Конотопа. Ситуация в этих местах резко изменилась после Люблинской унии, своеобразного союзного договора Литвы и Польши. Польско-литовские магнаты начали активную колонизацию украинных земель, и уже в официальных польско-литовских актах конца XVI столетия эта земля начинает именоваться Украиной. На плодородные, но пустынные земли король различными льготами и привилегиями начал привлекать крестьян из Польши, Полесья, Волыни, Галичины. Получился этакий взрывоопасный казачье-польско-литовско-русский конгломерат. Естественно, начались ссоры. Казаки считали себя вольными хозяевами края, а магнаты пытались приравнять их в правах с переселенцами, сделать своими подданными и завладеть их землёй. Ссоры переросли в конфликты казаков с иногородним населением, а позже – в кровопролитные и жестокие польско-казачьи войны, в которых уже участвовали и пришлые крестьяне, обобщавшиеся в отдельные от казаков отряды и называвшиеся дейнеками. В результате 8 января 1654 года на знаменитой Переяславской чёрной Раде сошлись казаки (только они одни, переселенцы, как иногородние, на Раду не допускались) и решили стать союзниками единоверного православного русского государя Алексея Михайловича на условиях персональной унии, с сохранением всех своих старых прав и вольностей. С этого момента большая часть Земли запорожских черкасов стала именоваться московитами Малой Русью. Осколок Гетманщины – Запорожская Сечь - просуществовала независимо аж до 1775 года, пока не пала под ударами русских войск и не стала именоваться Новороссией. Видимо тогда на землях будущей Украины и родилась русофобия. Когда казаки поняли, что сменили шило на мыло, и с их прежними правами никто не думает считаться, попробовали сопротивляться и снова присоединиться к Польше, но иногородние пришельцы их на этот раз не поддержали, а всех «бунтовщиков» Екатерина переселила на Черноморское побережье, Кубань и Дон, даже на Урал и в Сибирь. Остались лишь те потомки некогда вольных казаков, кто успел к тому времени ассимилироваться с пришлым населением и о своём казачьем родстве вспоминал лишь изредка. Их, растворившихся в общей массе потомков, можно и сегодня узнать по необычным фамилиям-прозвищам – Дубина, Чумак, Гайда, Бандура и т.д. Служилых казаков выселили всех. Имя запорожцев кануло в Лету, зато появились казаки черноморские, а затем и кубанские. Таким образом, нынешние украинцы – это по большей части потомки русских, казаков, поляков и литвинов. Скорее всего, русских подданных Речи Посполитой среди них было значительно больше, поскольку они оставались православными христианами, в то время, как поляки и литовцы давно окатоличились. Но самое интересное, что в обиходе именуются они хохлами, из-за древнего казачьего, а точнее – северокавказского обычая вольных профессиональных воинов, не обременённых семьёй и хозяйством, членов военных братств-товариществ, брить голову наголо оставляя на макушке чуб-оселедец (или хохол). Так прозвищем выселенных с родных мест бывших хозяев Гетманщины до сих пор несправедливо называют всех без разбора украинцев. Подавляющее большинство «украинских национальных героев», таких как Богдан-Зиновий Хмельницкий, Иван Мазепа и другие были казаками и, как и все их соплеменники, люто ненавидели пришлых. Интересна судьба Мазепы. Оказывается, он воспитывался как паж при дворе польского короля, получил шикарное по тем временам образование, знал до десятка иностранных языков. Так кого же этот гетман больше предал: русского царя или польского короля? Кстати, о бывшем названии этих мест – Украине – использовавшемся только в обиходе, официально вспомнили лишь после 1917 года. Для русских тогда прозвучал первый тревожный звонок «незалежников», но выводов из этого до сих пор никто не сделал. Тогда и законодательные народные собрания стали по-казачьи именоваться Радами, хотя большинство населения к природным казакам почти никакого отношения не имело. Сегодня украинским националистам явно не хватает исторических аргументов для доказательства обособленности и оригинальности украинского народа. Тут уж они доходят порой до явных исторических фальсификаций. Но вот что действительно не может не вызывать улыбки: гербом «незалежной» Украины утверждён несколько искажённый старинный герб древних русских князей-рюриковичей – падающий на добычу сокол-ророг, которого почему-то сегодня называют трезубцем. Так что подданным Москвы, любителям картошки и принявшим на себя казачью славу, не о чём спорить: нас (с некоторыми поправками) вполне можно и даже нужно считать одним народом. Или единым народом в прошлом, если хотите, без всякого деления на «старших» и «младших» братьев. НЕРУССКИЕ НОВГОРОДЦЫ Новгородцы всегда держались обособленно от остальной части Руси. И это несмотря на то, что именно они – главные «виновники» прихода к нам Рюриковичей. С ними «грешили» все русские князья, начиная с самого Рюрика и кончая Иваном Грозным, положившим конец этой вольнице. «Бунтарский дух» почему-то списывали на близость Новгорода и Пскова к торговым путям в Европу. Они-де «нахватались» демократии с Запада. Утверждение совсем неубедительное: в Европе-то в то время пышным цветом цвёл авторитаризм. Никак не могли новгородцы позаимствовать на Западе то, чего там и в помине не было. Удивительно, что почти никто из историков даже не обратил внимания на «национальный вопрос» этой проблемы. Казалось бы, если до конца следовать господствующей сегодня версии, что имя «Русь», якобы привнесённое к нам вместе с призванием варягов Рюрика, Синеуса и Трувора, должно было в первую очередь закрепиться за новгородцами и псковичами, поскольку именно они призвали к себе варягов. И княжили-то Рюрик - в Новгороде (или в Ладоге?), Синеус – в Белоозере, а Трувор – в Изборске, в северных землях, если верить Нестору. Но тут-то как раз и кроется парадокс: новгородцы и псковичи издревле до времён Ивана Грозного именовали себя… словенами. Причём, всегда подчёркивали это особо. При пристальном взгляде можно рассмотреть даже отличие их культуры и архитектуры от общерусской. Так вот, оказывается, где собака порылась! Нестор в «Повести временных лет» упоминает, что славяне начали прозываться по названиям мест, где осели. Племенное имя словен ясно отличается от русских полян, древлян, вятичей и других своим нетопонимическим звучанием. И если бы словены и русы считались одним народом, тогда зачем же летописцу было подчёркивать, что словенский и русский язык «суть един есть». Некоторые летописные источники говорят, что новгородцы называются словенами, но они «от рода варяжска»… Оказывается, новгородцы не считали себя русскими, потому-то и не мирились с русской властью до тех пор, пока уставший воевать с ними Иван Грозный не переселил их всех в Подмосковье, а москвичей – в Новгородскую землю. Так из исторических документов исчезло упоминание новгородских словен, в Подмосковье этот народ совсем обрусел и забыл своё прежнее имя. А нежелание отождествлять себя с потомками Руса, очевидно, следствие каких-то древних семейных размолвок. Хотя и словене некогда тоже откололись от великой русской семьи. Есть множество любопытных исторических свидетельств, повествующих о том, что в северные балтийские земли пришли и построили Новгород гвардейцы великого Александра Македонского после смерти полководца и распада его империи. Хотя об основании Новгорода есть и другая версия, но об этом – позже. БЕЛЫЕ ОЛЕНИ? Казакам не повезло даже больше, чем русским. Кем их только ни считали, пока не пришли к мнению, что это беглые русские холопы, стекавшиеся на берега Тихого Дона и Днепра от притеснений помещиков. Но вот ведь какая загогулина: впервые имя казаков (именно в таком виде) в русских летописях упоминается в связи с Куликовской битвой, куда последние пришли со своими чудотворными иконами поддержать единоверного князя Дмитрия в борьбе с обисламившимся татарским игом, то есть ещё в 1380 году, почти за 300 лет до Соборного Уложения Алексея Михайловича, закрепостившего русских крестьян! Романовская версия о казаках – беглых крепостных, оказывается, не оригинальна. Много раньше то же самое, как о беглых польских подданных, говорили и в Польше о казаках запорожских. Только поляки относились к ним лучше, чем русские. Казаки на правах «побратымства» роднились с древними польскими княжескими родами, примеряли на себя их «фамилии», и даже пользовались их титулами и гербами, чего в России не было и в помине. Если принять на веру польскую и русскую версии о беглых холопах, то автоматически возникает множество неразрешимых вопросов. Все их перечислять не станем, но на вопрос: как, откуда почти одновременно в разных местах (на Днепре, Северном Кавказе, Дону, Волге, Яике) появились значительные массы людей, именующих себя одним именем, считающих друг друга родственниками, с одинаковой политической структурой, принципами и органами самоуправления, одним языком, причём, в таком количестве, что добрая часть Польши и России от такого исхода должна была просто опустеть? Сами казаки себя никогда ни поляками, ни русскими не считали. Для них славянские народы были и остаются людьми иного рода – иногородними. Так кто же такие казаки? Один из первых более или менее современных исследователей казачьей старины генерал-майор русской армии А.И. Ригельман писал, что сами казаки говорили ему, что происходят «от народа козарского (хазарского) и поселились при Днепре реке, и оттоль распространились по всем тем местам, где ныне обитают». Донцы же поведали генералу-учёному «будто бы они от некоих вольных людей, а больше от черкес и горских народов взялися и для того почитают себя природою не от московских людей и думают заподлинно только обрусевши, живучи при России, а не русскими людьми быть». Один из первых русских историков Н.М. Карамзин писал, что «имя казаков в России древнее батыева нашествия и принадлежало торкам и берендеям, которые обитали на берегах Днепра, ниже Киева. Там находим и первое жилище малороссийских козаков… Торки и берендеи назывались черкасами: козаки также. Вспомним касогов, обитавших по нашим летописям между Каспийским и Чёрным морем, вспомним страну Казахию, полагаемую императором Константином Багрянородным в сих же местах… Столько обстоятельств вместе заставляют думать, что торки и берендеи, называясь черкасами, назывались и козаками… под именем козаков составляли один народ, который сделался совершенно русским, тем легче, что предки их, с десятого века обитав в области Киевской, уже сами были почти русскими…» Но вот в чём беда: сами-то казаки никогда не разделяли взглядов Карамзина. Как видим, русский историк относит «имя казаков» к первым векам нашей эры. Тогда, действительно, между Каспием и Чёрным морем древние историки вспоминают страну Касак, племена саков, асов (по-русски – яссов), циков-чигов, а позже касогов, торков, подонских бродников, именуемых общим именем чёрных клобуков. Летописи упоминают, что чёрные клобуки называются ещё и черкасами, а позже казаками. Казачьи историки полагают, что обобщающее имя казачьих племён образовано от сочетания названия племени саков (оленей) с приставкой «кос» («кас») - «белый». Получается «белые саки» или «белые олени». К слову, древний герб Войска Донского – «Елень пронзён стрелой», изображает белого оленя с чёрной стрелой в спине. Есть учёные, рассматривающие этот народ, как смесь племён асов и саков – «ас-саки». Такие трактовки становятся любопытными, если вспомнить, что сам Будда, основатель одного из религиозных столпов, был князем из рода саков-сакиев. Саками иранцы именовали скифов. Думая о древнем казачьем гербе невольно вспоминаешь о легенде, повествующей о приходе гуннов в Крым. Поразительно, но множество древнеегипетских фресок в разных уголках мира изображают воинов с чисто казачьими оселедцами на обритых наголо головах! Со времён первых рюриковичей казачьи предки, славяноязычные выходцы из рухнувшего иудейского Хазарского каганата, который в свою очередь образовался на части древней земли Касак и Руссколани (в переводе на современный язык – «русская земля»), активно участвовали в русских усобицах. При первом же появлении монголов у Калки племена касогов, берендеев, подонских бродников перешли на их сторону и бились против русских. Они стали своеобразной гвардией татарских ханов и под именем ордынских казаков ещё долго служили им, участвуя в битвах, охраняя колонии. Когда в Орде укрепился ислам, и началось гонение на христиан, крещённые ещё в Хазарии Константином Философом (святым Кириллом) казаки начали уходить с татарской службы в украинные русские княжества и на русский север. За что и подверглись жестоким гонениям со стороны ханов. С ослаблением и началом распада Золотой Орды казаки стали потихоньку возвращаться на родные реки. Так ногайский князь Юсуф жаловался Грозному царю на одно из казачьих племён Сары Азман, что те мешают их подданным спокойно жить и не дают пить воды из Дона, на что Иван отвечал, что эти сары азманы сами бегают по своей воле, «самодурью», что они «и нашей земле много лиха учинили…» Много лиха казаки учинили русским и в Смутные времена. Ещё Пётр I называл их презрительно сарынью, и до его времени все отношения с ними в России велись через Посольский Приказ – тогдашнее министерство иностранных дел. Первый русский император положил конец казачьей вольнице, запретил избирать войсковых атаманов и начал активно раздавать земли и даже войсковое имущество донцов своим любимцам, а на территорию Войска Донского привлекать различными льготами иногороднее население. Так что восстания Булавина, Разина при ближайшем рассмотрении были по сути русско-казачьими войнами, борьбой станичников за свои попранные старинные права, а вовсе не крестьянскими бунтами. Казаки очень много сделали для России, для её мощи и территориального превосходства, несмотря на постоянные обиды со стороны власти. Наконец, раздираемые противоречиями с иногородним населением, вечным конфликтом низовых донцов с верховыми, их государство, возродившись в 1918 году в виде – Доно-Кавказского Союза, просуществовало чуть больше года и рухнуло под ударами Красной Армии. После повального террора 20-х и альпийской трагедии 1945 года о государственности казаков говорить уже не приходится. Да и многие из тех, кто сегодня причисляет себя к казакам, никакого отношения к ним не имеют, кроме того, что пользуются казачьей формой, атрибутикой и необоснованно присваивают себе имя этого гордого, воинственного народа, а истории его и знать не хотят. Эти знания им просто невыгодны. Интересно, что многие современные исследователи считают казаков даже более русскими, чем теперешние великороссы. Они, по их мнению, прямые потомки жителей некогда могущественной Русколани, на землях которой и возникла Хазария, сохранившие язык, традиции и исконное русское народоправство, до которого нынешним «демократиям» римского образца ой как далеко! Вспомним, что саки – это скифы. А о том, что скифы – это славяне мы поговорим чуть позже. КТО ВЫ, РЮРИК? Первым племенное имя «Русь» произвёл от никогда не существовавшего с таким именем германского народа немец Август Людвиг Шлецер, случайно оказавшийся в России и не менее случайно ставший академиком Российской Академии наук. Это выглядит более чем удивительно: Шлецер не знал русского языка, тем более древних славянских наречий и обладал ярко выраженным чувством превосходства всего германского. Эти качества не позволили ему глубоко и полно проникнуть в русскую историю, правильно перевести и понять летописи, не говоря уж о выводах… Если, конечно, перед ним стояла именно эта задача. Чего уж говорить, если даже русское слово «дева» Шлецер производил от немецкого «Tieffe» – «сука». Он вольно обращался с нашими летописями, оставлял только те, что косвенно подтверждали его предположение, и совершенно замалчивал остальные. «Не заметил» Шлецер и того, что имя русское существовало и упоминалось историками задолго до призвания варягов применительно и к восточно- и даже западнославянскому союзу племён. От Шлецера пошла гулять ещё одна догма-стереотип, якобы говорящая, что на Руси искони порядка не было. Из несторовской фразы "Земля наша велика обильна, а наряда в ней нет, да поидете княжить и володеть нами" слово «наряда» им было переведено, как «порядка». Получалось, что Русь – страна вечного бардака. Плохо, что и мы, русские, поверили в это и даже приняли на вооружение. Хотя до сих пор сами говорим «наряд на работы», «наряд на дрова», «подряд», имея в виду «распоряжение» и просто «властное решение». То есть слово «наряд» у Нестора имело смысл «управлять», «распоряжаться», вспомните из сказок – «и стали они ряд рядить». Некому было тогда в Новгороде начальствовать, ряд рядить. Вообще, Русь-Гардарика – из страны городов, у Шлецера превратилась в дикую варварскую территорию. Кроме контрдоводов, приведённых ранее, что сами новгородцы не стали «Русью», можно привести ещё один вопиющий пример. Шлецер оставил в стороне новгородские летописи, которые по логике и должны быть ближе к истине. А зря! К примеру, 14 (!) сохранившихся новгородских летописей довольно подробно описывают призвание варягов, и, самое интересное, вполне логично не считают Рюрика первым общерусским князем. Оказывается, в Новгороде существовала династия князей, насчитывавшая ко времени призвания варягов, как минимум, 9 поколений. Прадед Рюрика, Буривой, вел долгую борьбу с варягами. В конце концов он был разбит ими на реке Кюмени и вынужден бежать в свои окраинные владения, а новгородцы подпали под варяжское иго. Впрочем, новгородцы недолго терпели неволю. Они выпросили у Буривоя его сына Гостомысла, деда Рюрика, и, когда тот явился, подняли восстание и прогнали незваных гостей. Началось долгое и славное гостомыслово княжение. У Гостомысла было четыре сына и три дочери. Все сыновья погибли: одни умерли от болезней, другие были убиты на войне, не оставив наследников мужского пола. Дочерей Гостомысл, согласно законам того времени, выдал замуж за заморских князей. К концу жизни князь оказался без наследника, что его очень тревожило. Он обращался к разным кудесникам, те успокаивали, говоря, что будет наследник от его корня. Гостомысл недоумевал, ибо стал настолько стар, что жены его детей уже не рожали. Тут и приснилось Гостомыслу, что из чрева его средней дочери Умилы, выданной за ободрито-варяжского князя Годослава (чисто славянское имя!) выросло большое дерево, плодами которого питаются люди его страны. О сне-предсказании сообщили народу, который остался очень доволен, ибо сын старшей дочери Гостомысла почему-то не был угоден людям. По смерти князя начались распри, и новгородцы решили исполнить пожелание уважаемого всеми управителя и призвали внука Гостомысла, сына его дочери Умилы, Рюрика, правда, позже им пришлось пожалеть о таком решении. То есть тот, кого считают первым русским князем, явно не был германцем! Да и трудно себе представить, чтобы свободолюбивые словене терпели над собой инородца, если даже русской власти снести не могли. Вся наша история ярко о том свидетельствует. Стоит добавить, что имя Рюрик-Рорик было в Европе не таким уж редким. Причём, носили его представители славянских родов. «Ророг» или «ророк» – по-славянски «сокол», птица – чисто славянский символ-бог, ипостась солнечного бога Хорса, отсюда и тотем Рюриковичей – падающий на добычу сокол. Думаю, любопытно будет узнать, что своего солнечного бога Гора египтяне называли Хорус (поразительное совпадение, не правда ли?), и его ипостасью-воплощением был… естественно, сокол. А СЛЕДОВ-ТО НЕТ!
Так от варягов ли мы прозвались русскими? Чтобы понять это, стоит с ними поближе познакомиться. Удивительно, но факт: в скандинавских источниках ни о варягах, ни о скандинавском племени «Русь» - ни слова. Европейские историки о варягах тоже молчат, упоминают лишь каких-то варинов. Странно, не правда ли? Зато в русском языке слов с корнем «вар» – хоть пруд пруди. Слово это произошло от славянского «варити» – «предварять, предупреждать, разъезжать, плавать по водам». У славян-венедов охранник товара назывался «воорагай». В Тамбовской губернии до самой революции глагол «варять» означал «заниматься развозной торговлей», в Москве варягами называли расхаживавших торговцев, а поговорка «полно варяжничать» означала «перестань выторговывать». Даже сегодня чистую прибыль от торговли мы называем наваром. Оказывается, здесь нет ничего загадочного, ответы надо уметь находить и в собственном языке. Но здесь-то как раз мало кто искал, ведь всех убедили, что варяги – скандинавы! При внимательном изучении летописей можно обнаружить, что варягами они называют и русских, и шведов, и англичан, и норвежцев. Значит, это понятие означает не народ, а, скорее, профессию! Вероятно, варяги сначала были наёмной стражей при купцах для охраны товаров. Позже профессия вышла за рамки торгового «бизнеса», и под словом «варяги» стали понимать многонациональное наёмное войско. Возможно, это «наших» варягов европейские историки именуют людьми севера – норманнами, также указывая на их разноплемённость. Из истории известно, что, когда профессиональным воинам-наёмникам не было «работы», они сами себе её и создавали, занимаясь разбоем, пиратством и грабежами. Возможно, также, что селились они отдельно от прочих, потому, быть может, и сложились варяжские общины наподобие казачьих, что дало основание упоминать их, как народ. Учёные подвергают сомнению и сам факт существования торгового пути «из варяг в греки». Если бы варяги действительно были скандинавами, то не существует в Скандинавии такого товара, который при продаже окупил бы столь большие накладные расходы. Его необходимо было не только перевозить по воде, тащить по днепровским волокам, но и охранять от разбойников, платить подати за провоз по русским землям. Все эти расходы просто «съели» бы как навар, так и многократную стоимость самого товара. А факты как раз утверждают, что всеми речными торговыми путями на территории Руси владели сами русские. К тому же, в Скандинавии (даже в современной!) нет таких природных богатств (кроме рыбы), которые можно было бы продать в Греции, а у греков и своей рыбы было навалом. Норманны всегда жили в основном за счёт грабежей соседей, что они могли предложить грекам? Если бы варяги были скандинавами, то после них в русской жизни остались вещественные следы, привнесённые в язык слова и понятия, новшества в управленческих структурах, как это было, когда мы переучивались мореходству у голландцев, военному искусству – у немцев, переняв у них множество понятий и структур. А после варягов не осталось ничего! Плюс ко всему варягам в славянских землях переводчики были не нужны, очевидно, говорили они на одном языке с ними. Выходит, не были варяги Рюрика для русских чужими. Они принадлежали к одной из европейских ветвей могучего русского племенного дерева.
 
-- Внимание!!! Неполная версия. Оригинал, доступен для скачивания тут --
Категория: Общеисторические | Добавил: admin (24.02.2011)
Просмотров: 1570 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
  • Погода в Красноуфимске
  • Готовим дома вкусно и красиво