Вторник, 21.11.2017, 14:49 Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
Авторский сайт
Сергея Русинова
 
Меню сайта
Категории раздела
Статьи автора [68]
Книги [2]
Содержание книги о городе [46]
Наш опрос
Как вы оцениваете творчество?
Всего ответов: 75
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Статьи и Книги


Главная » Файлы » Статьи автора

ВОСПОМИНАНИЕ О БУДУЩЕМ
29.01.2013, 08:07
ВОСПОМИНАНИЯ О БУДУЩЕМ
Или МЕЧТЫ О ПРОШЛОМ

Как это ни парадоксально звучит, но факт остаётся фактом: у сегодняшней России, государства с богатой и славной многотысячелетней (я не оговорился – это действительно так!) историей, нет чёткого понимания того, что на самом деле происходит, куда, а главное, как и зачем идти. Сегодня у нас нет чёткой концепции нашей страны, нет национальной идеи, нет ясно обозначенных целей, не говоря об определённых этапах-вехах на этом пути. Продираясь сквозь дебри всевозможных форм и идей предлагаемой нам государственности с наглухо завязанными глазами, как в народе говорят, наугад по-вятски, мы никак не можем понять: где мы, что мы, какими хотим быть? И при этом то и дело оглядываемся на Запад.
Властные элиты, сменявшие в кремлёвских палатах одна другую, всё время стремились кого-то копировать, кого-то догонять и обгонять, не задаваясь, простым, казалось бы, вопросом: а оно нам надо? Мало кого интересовало, сможет ли русский народ выполнить те задачи, что ставило перед ним очередное руководство, а главное, захочет ли? Почти никого не беспокоило то обстоятельство, есть ли для предлагаемых перемен в душе народной та основа, на которой можно возводить здание государственности, каковы культурные особенности, под которые нужно подстраиваться, ставя перед обществом те или иные цели. Кто только ни выдвигал всевозможных проектов будущего России – и политики, и экономисты, и писатели… Не спрашивали только психологов, а, наверное, зря!

Что такое государство?

Для того, чтобы было легче двигаться дальше, нужно чётко для себя понять, что же на самом деле представляет собой государство, как таковое? Что оно есть по сути? Ответ на этот вопрос нужен не только для более чёткого понимания происходящего, но и для приведения к общему знаменателю всех категорий нашего дальнейшего разговора.
Чувствую некоторую иронию политически или экономически настроенного читателя: дескать, решил заново изобретать велосипед, мол, давно существует целая масса определений государства, практически на любой вкус. Не стану с такими людьми спорить, но с момента изобретения велосипеда он очень сильно изменился, так почему бы не поэкспериментировать и здесь, тем более, что определять государство психологи, к сожалению, пока ещё не брались. Просто их об этом никто не догадался попросить, а сами они из скромности в это неблагодарное дело не совались – чего в чужую-то епархию лезть …
Все определения государства, когда-либо сделанные политиками, историками, экономистами, имею наглость заявить, были, на самом деле, вторичными, так сказать, производными, поскольку исходили из приоритета бытия над сознанием. Любой психолог вам скажет, что на самом деле психика всегда первична. Не стану здесь дискутировать на эту, для многих неоднозначную тему, оставлю все споры на потом.
По своему обыкновению, не буду долго тянуть кота за хвост и сразу рубану с плеча, как это делывали мои предки - казаки, заявив, что государство – это, в первую очередь, не территория, не властные структуры, не карательные или фискальные органы, это, в прежде всего - образ, или вернее сказать – комплекс, система образов социального обустройства, созданная или существующая в головах у составляющего это государство народа, в его общественном, с позволения сказать, сознании. А власть, армия, полиция и финансы – это всё потом.
Территория нашей страны исторически постоянно менялась, изменялись элиты, силовые, финансовые структуры, но Русь-Россия при этом всегда оставалась сама собой! И ни чем иным! Даже когда её искусственно разделили на 15 неравных частей! Потому что носители образа государства, не смотря ни на что, всегда оставались живы и передавали его в наследство своим потомкам посредством языка и культуры. Не станет русского народа, как основного носителя образа нашего государства, не будет и России. Напомню, для тех, кто забыл: Франция – по своему названию страна франков, Швеция – шведов, Германия – германцев, Россия – россов. Это я не о шовинизме или расизме, а о древней традиции, об этимологии, об источнике и носителях образа государства… А в славном Отечестве нашем (т.е. стране отцов), напомню, русскими себя считает более 80 процентов россиян. Замечу нечто важное: здесь и далее я буду вести разговор о стереотипе государства для так называемого Старого Света, где исторически любой подобный социальный институт, как правило, строился вокруг этнически его определяющего ядра, то есть, как национальное государство. Мне иногда кажется, что пресловутый Евросоюз и был задуман, прежде всего, с одной стороны – для ускорения, а с другой – для психологического смягчения краха национальных государств Европы, где процесс размытия государственного этнообразующего ядра уже принял характер необратимого. Мы-то только подходим к точке невозврата, а вот Франция без французов, или даже Германия без германцев – всё это реалии уже завтрашнего дня. И сами французы, и немцы, похоже, это тоже поняли, да только «толерантного» выхода из патовой ситуации найти пока не могут…
Любое государство перестаёт существовать, как только уничтожаются или размываются основные носители его образа. Или размывается, искажается образ государства в сознании основных его носителей. Такие попытки в России давно и упорно предпринимаются, правда, к счастью, пока безрезультатно. Во всяком случае, об успехах на этом поприще мне пока ничего не известно. Более удачными исторически, как говаривал Петька Василию Ивановичу – в мировом масштабе оказывались потуги по размытию, уменьшению в государственном социуме доли основных носителей образа государства за счёт проникновения в него чужеродных элементов…
Те, кто выдвигает всевозможные концепции государства, на самом-то деле занимаются ни чем иным, будем честно называть вещи своими именами, как образотворчеством, то бишь, творением новых образов. Вполне естественно, что эти образы должны быть понятны тем, кому предстоит воплощать их в жизнь. Что построит прораб, если получит проект здания, написанный на непонятном ему тарабарском наречии? Да то и построит, как поймёт. А что не поймёт – домыслит сам. Если в культуре того народа, которому предлагается та или иная модель государственности, нет подходящих вспомогательных образов-кирпичиков для такого строительства, то на выходе получится либо воздушный замок, либо дворец из песка или колосс на глиняных ногах – как хотите. Для того, чтобы построить добротное, надёжное и удобное для его будущих жильцов здание государства, необходимо возводить его из того материала, что не только имеется на нужной социальной почве, но и культурно подходит, социально одобряется будущими его обитателями. Ежу понятно - никто, находясь в здравом уме, не возьмётся в России строить хижины из тростника или бамбука, а в Африке возводить капитальные здания со стенами в метр толщиной. Но именно от правильности такого выбора и зависит ответ на вопрос: будут ли люди с воодушевлением строить такое государство и станут ли в нём счастливо жить-поживать да добра наживать?
Итак, для начала резюмируем: государство – это, прежде всего, его образ в человеческом сознании, образ, который строится на основе других образов, имеющихся в сознании, культуре того народа, для которого это государство строится. Из этого образа исходят, как минимум, два направления-следствия, одно из которых назовём духовным единством народа, то есть единением большой социальной группы вокруг предлагаемого образа государства, а другое – собственно государственным устройством. Сделаем и ещё один важный вывод: государства, построенные для разных народов, в принципе не должны быть сиамскими близнецами, а просто обязаны отличаться друг от друга. То, что русскому хорошо, немцу – карачун! Причина проста – в культуре, сознании каждого народа существуют свои собственные образы-стереотипы социальных взаимоотношений, исторически обусловленные разными причинами. Вот именно об этих образах в сознании русских людей, как основных носителей образа России, мы и поговорим дальше.

Обоюдоострый русский меч

Русский человек – существо более чувствующее, нежели логически-рационально мыслящее и это сближает его с природой. Поэтому в последние столетия мы чувствовали, что в нашем доме родном, наследстве предков наших как-то «всё не так, как надо», а вот как нам надо, как должно быть на самом деле - объяснить не умели. Поэтому мне сейчас и приходится восполнять этот пробел за всех своих братьев и сестёр. Просто те формы государства, что предлагались нам со времён первых Романовых, не соответствовали, как сказали бы умные дяди – менталитету русских людей, а я, чтобы не отступать от выбранной стези, скажу – набору образов-стереотипов, имеющихся в сознании русского человека, передаваемых по наследству от поколения к поколению посредством культуры и языка.
Западные коллеги-психологи ставят нашему брату, русскому человеку, мало утешительный диагноз – маниакально-депрессивный синдром. Не спешите возмущаться, я и сам поначалу, как эмоционально ориентированный среднестатистический русский человек, негодовал, пока на остывший рассудок не понял, что такое заключение не так уж далеко от истины. Поясню. Дело в том, что маниакально-депрессивный синдром включает в себя две стадии – соответственно маниакальную, когда человек гиперактивен до полного истощения сил, и депрессивную – время глубокой релаксации и расслабухи. А ведь мы и в самом деле так живём! И одна из веских причин такого поведения – пресловутый географический фактор. Начиная с сентября по апрель – у нас депрессивная стадия, когда мы празднуем, т.е. бываем праздными, лежим на печи, а вот с апреля по август с маниакальной страстью пытаемся обеспечить себе эту депрессивную стадию, рвём жилы, выращивая продукты питания, заготавливая корма и топливо на долгую холодную зиму. Так жили многие поколения наших предков. И такой стереотип-рисунок поведения (паттерн) настолько прочно вошёл в наше общественное сознание, что большей частью перешёл в то, что у последователей З. Фрейда принято называть бессознательным, и проявляется у нас практически во всём, что бы мы ни делали. И такую периодичность стадий надо бы как-то учитывать нашим политикам и хозяйственникам.
Но разговор о географии я завёл не для этого. Географический фактор как нигде ярко проявляется в очень важном для нас образе поведения. Речь идёт об общинности, соборности, издревле присущих нашему народу. В условиях непростого климата России всегда проще было выживать всем миром, сообща. Отлучение от общины часто означало верную смерть, не столько моральную, сколько что ни на есть самую настоящую - физическую. Стереотип общинного поведения внёс в сознание русского народа множество более мелких последствий-образов, прочно там укоренившихся и мало изменившихся за последние столетия, даже не смотря на то, что уже давно каждый из нас вполне может обойтись своими силами. Но об этом, чтобы не уходить от выбранной темы, лучше порассуждать как-нибудь отдельно.
Социальные стереотипы, как известно, очень живучи. П.А.Столыпин, сам не до конца понимая, с чем борется, на западный манер пытался сломать общинный стереотип русской деревни, но сломал в этой борьбе с ним свою собственную шею, да ещё спровоцировал раскол в крестьянском обществе, создав ещё одну, очень важную предпосылку для всенародного бунта, того самого, по-пушкински бессмысленного и беспощадного, которого Пётр Аркадьевич так не хотел. Понятно, ведь психология в России была тогда в зачаточном состоянии, и некому было объяснить реформатору, что бороться с образом общинного поведения русского человека крайне опасно, куда лучше было бы научиться использовать его для достижения положительных результатов. Это в Европе, где сама природа с её мягким тёплым климатом способствует дроблению, обособлению собственников, а протестантизм подготовил идеологическую почву для единоличников, подобные реформы были бы естественными, а в России с её морозами, многовековой соборностью, укреплённой православием, они стали роковыми, как для страны, так и для вдохновителей - организаторов подобных преобразований. К сожалению, уроков истории мы, как всегда, так и не выучили…
Общинность сама по себе – штука очень серьёзная и сильная, если знать, как ею правильно пользоваться, хотя сегодня явно недооценённая, «благодаря» модным прозападным настроениям нашей элиты, считающей её признаком отсталости или даже нецивилизованности! Нынче модно вспоминать времена Смуты. А ведь тогда прозападнически (пропольски) настроенная русская элита оказалась бессильной или вовсе предательской, и страну от полного краха спас простой народ, не утративший ещё образцов общинного самоуправления, поскольку, как бы ни костерили сегодня Ивана IV Грозного, а ведь он свято чтил древнюю традицию проведения для решения важных государственных вопросов Соборов Всея Земли, не брезговал спрашивать мнения простого народа, советоваться с ним! Это потом западники Романовы просто-таки наплюнули на эту традицию-стереотип, за что и получили целую серию народных волнений, все 300 лет царствования, сотрясавших их престол, а заодно и всю Россию, подавляемых грубой силой, пока в 1917 году грубая сила, наконец, сама не смела их с престола.
Большевики, напротив, на всю катушку использовали общинность русского народа и получили невиданный доселе никем и нигде экономический рост 30-х годов. Те, кто говорит о том, что народ наш совершал трудовые чудеса из-под палки, из страха – нагло врут, предавая собственных родителей, дедушек и бабушек. Не страх, а подлинный энтузиазм, эмоциональный подъём, умело организованный и направляемый, двигали людьми тогда, поверившими в собственные силы. Народ поверил, что всем миром, сообща он сможет построить лучшее общество! И ведь строили же на удивление и зависть всему миру, и при этом получались весьма неплохие результаты, о коих нам сегодня остаётся только мечтать! Даже теперь самой жизнью доказано, что большие хозяйства на селе, даже в нашем климате, на нашем нечерноземье могут быть не просто рентабельными, но и прибыльными! А реанимированная столыпинщина 90-х по усиленному внедрению фермерства в очередной раз с треском провалилась, оставив и на этот раз после себя множество обломков бывших колхозов и совхозов, всеми забытых, заброшенных, большей частью разворованных. Правда, кому это сегодня интересно, кому теперь нужно наше сельское хозяйство, а вместе с ним и продовольственная безопасность страны? Мне иногда кажется, что нашу деревню разрушают сознательно, ведь именно она, в отличие от всё нивелирующего города, всегда являлась хранительницей корней, наших без преувеличения великих культуры и языка.
Своеобразно русское сознание, заквашенное соборной закваской, решает и один из важных философских вопросов о взаимоотношении общего и частного, то есть в социальном его преломлении - личности и социума. Загнанные в безэмоциональные западные шаблоны формулы никогда достоверно не отражали подлинно русского решения этой проблемы. Сказать, что государство у нас традиционно ставилось выше личности, значит совершить грубую ошибку или сознательный подлог. Личность на Руси всегда, кроме, разве, Романовского и советского периодов, имела непреходящую ценность, но такую цену она имела только в рамках общества. Вне общества ценность личности резко падала до ноля. Изгои не имели у нас никакого веса, и с ними можно было поступать, как кому вздумается. Чтобы понять это, достаточно хотя бы раз прочитать русские доромановские, не имперские законы. И такой подход кажется логичным и закономерным: человек по природе своей - существо социальное, вне общества он быстро перестаёт быть человеком. Получалась некая взаимозависимость: социум состоит из личностей и существует только благодаря тому, что существуют они, но и личности могут существовать только в рамках социума, вне общества они теряют свойства личности. Тот, кто отрицает такой подход, отрицает саму природу человека. Этот-то взаимовыгодный, не принижающий ни одну из сторон, с позволения сказать, союз-гешефт лежит в основе соборности нашего народа.
К теме 30-х годов мы ещё вернёмся, а пока резюмируем: общинность, общинное самоуправление – один из главных социальных стереотипов нашего народа, самый древний и самый устойчивый. При правильном понимании его и верном использовании можно получать прямо-таки фантастические результаты! Правда, следует всегда помнить, что он – обоюдоострый русский меч…

Где ты, Индия-Беловодье?

Чтобы понять, какое идеальное государственное устройство существует в сознании русского человека, достаточно вспомнить про крайне живучие у нас представления о РЕАЛЬНОЙ, именно реальной, а не сказочной или вымышленной кем-то стране вечного всеобщего счастья и покоя, называемой по-разному, но чаще всего Беловодьем. Где конкретно расположена эта правильная страна, у нас не знает никто, но большинство уверено, что она действительно существует! Даже всегда сказывали о неких людях, побывавших там и вернувшихся обратно. Расположена она где-то, неведомо где, то есть по-русски - «инде», посему и называется она ещё и Индеей или Индией. Она совсем не та Индия, что знакома нам с детства из школьного курса политической географии. Именно эту Индию искал русский купец А. Никитин в южных краях, именно её искали на Алтае и за ним Н.М. Пржевальский, Е.П. Хабаров и Н.К. Рерих. Это её, страну Гиперборею или Туле, искали некоторые из нас за Полярным кругом. Это её легендарный отец Сергий, а потом и Н.К. Рерих искали в Тибете, и, похоже, всё-таки кое-что нашли. Именно об этой стране у нас ходит немало сказок и легенд, это о ней снят до сих пор будоражащий наши умы и сердца художественный фильм «Земля Санникова», это именно о ней поют сегодня Гарик Сукачёв и Сергей Трофимов.
Что же это за страна такая, в чём её особенности? Согласно бытующим у нас представлениям – это страна всеобщего счастья и благоденствия, справедливости и порядка. В ней нет болезней и старости, в ней нет бедных и богатых, нет злобы и зависти, а люди живут общиной равноправных граждан в домах без замков и ходят друг к другу в гости, когда кому вздумается, по зову души. И живут так, пока в полной мере не насытятся жизнью! Коммунизм да и только! Только явно немарксов коммунизм…
Существование этой сказочной страны можно было бы списать на буйные русские народные фантазии, если бы не древнегреческие источники, авторы которых рассказывают практически о том же – о загадочной стране Гиперборее, откуда родом были боги, дети Зевса Аполлон и его сестра Артемида, многому научившие самих греков. Там, по свидетельству греков, было всё, как и в нашем Беловодьи, а ещё была гора Меру, аккурат на Северном полюсе...
Хотя, даже народные фантазии – богатейший материал не только для психологов!
Грекам вторят и индийские эпосы, и славянские предания. Очевидно, это та страна, которую мы когда-то потеряли, которая закрепилась в сознании русского народа, как некий идеальный образ, к которому мы до сих пор стремимся, но никак не можем достичь. Но молва-то утверждает, что она, страна Беловодье, где-то существует до сих пор и существует реально! Вполне может быть, не только как образ в нашем сознании.
О существовании загадочной страны можно было бы ещё очень долго разговаривать, но для нас сейчас важно определить, какие реальные особенности построения идеального государства для русских имеются в этих легендах. Это опять-таки общинность, равноправие, братство. То есть полный набор так называемых сегодня коммунистических образов. Только вместо равенства, по известным причинам – равноправие. Именно поэтому, видимо, мы и поддались в 1917-м на марксистско-ленинскую приманку, в кем-то умело и с глубоким знанием своего дела расставленные силки.

Властный парадокс

В своих предыдущих статьях я утверждал негативное отношение русских людей к существующему институту власти. Это было весьма поверхностное утверждение, впрочем, вполне пригодное для того уровня рассуждений. Здесь же мы ведём более предметный и серьёзный разговор, поэтому к этому отношению попробуем присмотреться внимательнее.
Не так уж трудно заметить наличие в отношении к власти у русских людей некой неоднозначности, я бы даже сказал двойственности. Да, к власти, как социальному институту, лишающему русского человека воли, в смысле полной, ни чем не ограниченной свободы поступать по своему усмотрению, у нас всегда относились негативно, и иное отношение здесь воспринимается, как моветон, особенно в среде, считающей себя интеллигентной, думающей о власти, как о необходимом, неизбежном зле, от которого сегодня никуда, к сожалению, не деться. Можно было бы, конечно, объединить эту тему с вечной проблемой отцов и детей, поскольку власть – это отцовская фигура сознания, и порассуждать об этом шире. Но мы здесь поставили перед собой иную задачу, поэтому постараемся и здесь не выходить за её рамки.
Да, к власти вообще у нас всегда относились и по сей день относятся негативно. Но этого никак нельзя однозначно сказать об отношении к персоне лидера государства! Ну, где ещё, в какой стране мира единоличного правителя прямо и с нежностью называли бы отцом? Мне, например, ничего подобного этому не известно. А у нас царь – это батюшка, а царица – матушка! Руководитель государства, государь в сознании русского человека всегда был добрым, заботливым, доверчивым отцом, которого вечно обманывало окружение, пользуясь этими его положительными качествами в собственных интересах. Об этот стереотип разбилось не одно революционное выступление в России. Не отрекись Николай II от власти зимой 17-го, не останься Русь без царя во главе, вряд ли большевики так легко сумели бы взять власть в стране. События 1905 года это ясно показали – народ, не смотря ни на что, всё-таки верил в доброго, непогрешимого царя! Даже к новому «народному царю» Ленину ходоки со всех уголков России шли, как прежде хаживали к царю-батюшке, со своими нехитрыми дарами, словно евангельские волхвы к народившемуся царю Иисусу. Но оставим решение этого вопроса историкам, они, наверное, лучше нас знают о причинах и следствиях революционных событий в России в начале богатого на потрясения XX века.
Можно высказать предположение, что такая, на первый взгляд абсурдная форма власти, как сочетание самого широкого народовластия и сильной властной фигуры – это нонсенс-парадокс, но мало ли парадоксов с сознании русского человека! А может, это выглядит парадоксом лишь с колокольни так называемого «римского права», на котором весь «цивилизованный» мир сегодня пытается строить свою государственность?! Ведь не секрет, что и наши предки виделись грекам и римлянам дикими тёмными варварами. Но где теперь те греки да римляне со своим хвалёным правом?! А мы – вот они, живёхоньки, вместе со своим пресловутым варварством! И не является ли живучесть социальных норм и их носителей надёжным критерием эффективности этих самых норм? И не влечёт ли подражание погибшим цивилизациям, жизнь по их несколько усовершенствованным нормам к гибели вслед за ними? Ведь стиль их поведения (набор паттернов) и привёл их государства к полному краху и завоеванию! Уж не деструктивен ли он сам по себе?
Очевидно, такой стереотип властной дуальности у нас сложился в ту пору, когда все злободневные вопросы обсуждались народом сообща, но окончательное решение выносил мудрейший, старейший и авторитетнейший представитель рода, а в далёком прошлом и вовсе сам родоначальник. Во всяком случае, именно такая схема явно просматривается в описании Земских Соборов времён Ивана Грозного.
Существуют сегодня работы, утверждающие, что «царь-батюшка» - это вовсе не метафора, что когда-то он, якобы, фактически являлся отцом своего народа, посредством пресловутого права первой брачной ночи и телегонии, но нас-то сейчас это интересует меньше всего. Для нас здесь куда важнее вывод – идеальная власть в сознании русского человека – общинное самоуправление с сильным, харизматическим лидером во главе! То бишь парламентская и президентская республика в одном флаконе! Да, знаю-знаю, что вы мне сейчас скажете! Но парадокс-то как раз в том и заключается, что здесь налицо не РАЗДЕЛЕНИЕ, но ЕДИНЕНИЕ властей! Вы скажете, что здесь разница лишь в названиях? Не скажите! Западная (римская) модель разделения властей возникла, как способ ограничения самовластия диктатора (сюзерена, властителя, короля) «народными» избранниками. Русская же была призвана помочь авторитетному, выдвинутому народом лидеру совместно с Собором (вечем, кругом, колом) выработать общее верное решение, и, как следствие, разделение с ним ответственности за его принятие. Это хорошо согласуется с современными находками социальной психологии, утверждающими, что группа экспертов, в нашей трактовке – парламент (политбюро, вече, съезд и т.д.), принимает больше неверных, неэффективных решений, нежели самостоятельная личность. Но и возможности личности, будь она хоть семи пядей во лбу, тоже ограничены, а вместе, в единстве они – сила! Поэтому у нас даже вече уравновешивал посадник, а круг или коло – атаман. Казалось бы, разница лишь в словах. Ан, нет – отличие в самом принципе, заложенном в нашей культуре – не разделения, но единения (!) - в отношении к процессу принятия коллективных решений. Ведь именно отсюда и проистекает самая наша соборность. У них – разделяй и властвуй, а у нас – объединяй и правь! А это совершенно зеркальные подходы к жизни!

О нас и о них

В своих предыдущих статьях я говорил о том, что для более четкого самоопределения, или как сказали бы психологи – самоидентификации нашего народа, определения более ясных границ социума, России срочно нужен враг. Социальная психология давно знает о том, что для того, чтобы было ясное понимание того, что такое «Мы», должно быть не менее чёткое представление о том, кто такие «Они», то есть те, кто не «Мы». Процесс самоидентификации как личности, так и группы личностей всегда идёт двумя параллельными, неразрывными путями, одна из которых, грубо говоря, подчиняется формуле «я есть то-то и то-то», а другая, уравновешивающая и помогающая первой – «я не есть то-то и то-то». То есть, следуя теме нашего разговора, если мы хотим, чтобы нашими людьми было чётко определено «Мы – россияне», должно обязательно существовать «Они – не россияне»!
Физики, например, хорошо понимают, что любое движение, а любое движение, как мы с вами хорошо знаем с древности – это жизнь, возможно только при разнице потенциалов! Уравнивание потенциалов означает остановку движения – электрический ток не бежит, вода не течёт, ветер не дует. Отсутствие у социума чёткого понятия «Они», делает аморфным, размытым и неопределённым и само понятие «Мы», лишает социальную группу возможности двигаться куда бы то ни было! Поэтому, я довольно грубо и сформулировал: России, чтобы хоть куда-то двигаться, срочно нужен враг. Причём, в нашей сегодняшней, довольно непростой ситуации, нам, чтобы элементарно выжить, сохранить себя в этом мире, нужен именно враг, поскольку простое определение того, что есть «не Мы» не создаст для достижения целей выживания необходимой разницы потенциалов!
Пока мы до сих пор рассуждали только об одной стороне вопроса, то есть о самоопределении нашего социума среди других человеческих групп. Но, как оказывается, для того, чтобы потёк ток общественного развития внутри самого социума, необходимо создать разность потенциалов и здесь. То есть враги должны быть не только внешними, но и внутренними!
Я уже вижу, что уже нашлись читатели, готовые обвинить меня в призыве к возврату сталинщины, к пресловутой охоте на ведьм, к поискам врагов народа. Да, в своё время другого способа внутреннего развития у нас, к сожалению, не нашли. Но я-то сейчас говорю не о том. Чтобы ток внутреннего развития страны потёк, необходимо создать светлые, прямо скажем, идеальные образы как будущей России, так и её отдельно взятых граждан. Такой идеальный образ можно условно обозначить знаком «+». А знак «-», соответственно, получит наше нынешнее положение дел. И ток внутреннего развития потечёт!
Такая попытка явно просматривается и в сталинское время. Но на это дело то ли не понадеялись, то ли ситуация вынуждала действовать более энергично, только на должность внутренних врагов были выбраны ленинские «профессиональные революционеры», которые всё равно умели только разрушать – такая уж странная у них была «профессия», а посему к строительству нового общества они были явно не пригодны, поэтому-то свинья-революция и съела своих поросят... Но пусть это решение останется на совести тех, кто его принимал. Мы же с высоты своего положения, исходя из сегодняшних реалий, должны сами выбирать инструменты и способы для собственного роста, выбирать краски, которыми мы будем раскрашивать себя нынешних и будущих, своих друзей и оппонентов. Слишком подробно на этой теме здесь останавливаться я не стану, поскольку уже рассуждал об этом в статье «России срочно нужен враг». Здесь же главным для себя считал просто обозначить остроту проблемы, показать, что при государственном строительстве просто необходимо учитывать эти далеко не банальные, но крайне важные особенности.

Эффект дежавю

Когда я только ещё начинал писать эту работу, ни сном, ни духом не ведал, что придётся как-то выделять непростую и несколько загадочную личность И.В. Сталина. Сталинистом я никогда не был, также, впрочем, как и антисалинистом тоже, видя многие из его явных заслуг перед Родиной. Хотя бы придуманную и внедрённую им систему подбора и расстановки кадров, крайне важную для устойчивого и равномерного развития страны, отказ от которой грозит нынешней России целой серией неприятностей и даже технологических катастроф. Да, собственно, и коммунистом-то я не был никогда. Как говорится, Бог миловал. Как конкретно Он меня миловал – это уже совершенно другая, но, тем не менее, весьма любопытная история, но о ней – не сейчас. Просто, перечитывая написанное, однажды я почувствовал эффект дежавю, понял, что нечто близкое к тому, о чём я здесь пишу, уже было в нашей стране и, причём, не так давно. Поэтому, я, скорее, готов согласиться с теми, кто считает Иосифа Виссарионовича человеком, посвящённым в некие знания не для всех, поскольку иначе лично мне сложно понять и объяснить, откуда ему ещё тогда было известно то, к чему учёные люди придут только в наши дни. Ну, может, не лично ему, а тем, кто был рядом с ним, тем, кто закладывал принципы советского государства в 30-х годах XX века.
Надо честно признаться, мне не раз, рассуждая о том, «как надо бы», приходилось сталкивался с этим странным чувством, что нечто подобное у нас уже было и было это именно в 30-е годы XX века, когда в одночасье истерзанная, разграбленная, лишившаяся огромной, далеко не худшей части своего населения страна превратилась в мировую державу, не считаться с которой уже было просто невозможно. Те дела, что творили наши обычные с виду люди, для представителей Запада были похожи на чудеса! Этого антисталинисты признавать не любят. А ведь все перечисленные мной признаки стуктуры страны, психологически подходящей для носителей образов русской государственности, в то время были созданы! Но давайте обо всём по порядку.
По поводу эзотерической подоплёки революции 1917-го я тут рассуждать не стану. На эту тему уже есть некоторые полезные и познавательные работы, и мне, как человеку, глубоко в это дело не вникавшему, к ним добавить не чего. Остаётся только признать, что взрывали романовскую Россию люди, довольно хорошо знавшие её историю, дохристианскую религию, менталитет и управляющие образы сознания нашего народа. Об управляющих и прочих образах я сейчас пишу довольно обширную работу, а посему останавливаться на этих вещах более подробно сейчас тоже особого смысла нет.
В ходе строительства нового государства с русским большинством в лице понятных нам Советов у нас был создан фундамент для общественного управления государством. Почему фундамент? Просто русские люди за 300 лет романовской империи, читай – рабства, основательно подзабыли, как нужно правильно управлять собственным государством. Ведь 300 лет – это около 12 поколений! Сначала им нужно было научиться, как завещал классик, день за днём методично выдавливать из себя раба. Процесс этот довольно болезненный и долгий и, кстати, не закончившийся до сих пор. Но сейчас – не об этом.
Помню, каким ярким неугасимым огнём горели глаза деда, рассказывавшего мне о поре своей довоенной юности. Оно, конечно, отчасти можно списать на свойственную любому человеку особенность приукрашивать воспоминания о безмятежных годах детства и юности. Хотя детство и юность этого поколения довольно сложно назвать безмятежными. Люди тогда впервые поверили, что от них в этой стране что-то зависит! Что они вправе сами решать свою судьбу. Понятно, что тогда, во второй половине 30-х, проблемы явки на выборы не было в принципе. Выбирать любой уровень власти люди шли как на праздник, с гармошками и песнями, надев на себя всё самое лучшее, что можно было отыскать в гардеробах. И они были вполне искренни в проявлении этих чувств. Это позже процесс выбора власти превратился в организованную и стимулируемую сверху формальность, и теперь мы докатились до того, что явка на выборы стала проблемой номер один настолько, что даже её порог наши власти вынуждены были стыдливо отменить, и теперь судьбы государства, к сожалению, решает явное меньшинство россиян. Хотя, как я уже раньше утверждал: отказ от выбора - тоже выбор, чего мы, к несчастью, пока понять не можем.
А тогда, в 30-е годы, это был настоящий прорыв в сознании людей, зажигавший их сердца невиданным доселе энтузиазмом. И этого, оставаясь честным перед собой и людьми, невозможно не признать! Да, государством тогда формально управлял народ, посредством выбора власти, как это было в доромановской Руси. Можно, конечно, ёрничать по этому поводу, мол, это была сплошная формальность и показуха, но нужно и понимать, что в условиях создания-воспоминания новых-старых стереотипов социального поведения без известной доли формализма никак не обойтись! Народ должен в полной мере вспомнить-привыкнуть к такой форме социального поведения! А для такого возрождения нужны время и некоторые усилия. И как бы ни хаяли управленцев того времени, в чём бы их ни обвиняли, они были вынуждены принимать решения в интересах простых людей, иначе они бы не усидели на своих креслах. Да были и коррупция, и привилегии. Это – разговор об иных социальных стереотипах, но уж совершенно точно можно утверждать, что тогдашняя элита по уровню привилегий и коррупции – просто дети малые в сравнении нынешними управленцами! А по уровню совести и социальной ответственности так просто – седые аксакалы!
Вторая особенность власти той поры – наличие яркого харизматичного лидера страны, которого в полном соответствии с тем, о чём писалось выше, называли как? Правильно – отцом народов! Во многом пресловутый культ личности И.В. Сталина был основан именно на чисто русском отношении к лидеру государства, не только как к политическому, но и духовному вождю общества. Он для народа был в полном соответствии с тем, о чём мы с вами рассуждали выше, и непогрешимым вождём, и отцом, и учителем. То бишь, стопроцентно соответствовал социальным стереотипам русского человека в отношении государственного лидера, батюшки-царя, если угодно.
Надо признать, что авторитет Сталина среди простого народа только рос, когда время от времени под видом борьбы в внутренним врагом – контрреволюцией и уклонистами он решал двуединую задачу. Во-первых, он лил елей на традиционную неприязнь русских людей к власти, придавая чёткое направление для слива основным населением своих негативных проекций, что значительно облегчало его, населения, психику. Чего сейчас, к сожалению, у нас делать не умеют. Но здесь я уже явно забегаю вперёд. А во-вторых, как я уже писал выше, он создавал внутри социальной системы негативный образ врага народа, пробравшегося во власть и партию, призванный создать разность потенциалов с картинкой идеального советского человека и будущего страны, дабы обеспечить к ним устойчивое движение каждого конкретного индивидуума и всей страны в целом. Как ни странно, но примерно то же самое задолго до Сталина делал и другой великий преобразователь Руси – Иоанн Васильевич Грозный. Нынешняя борьба с коррупцией – лишь жалкая пародия тех глубоко продуманных и чётко спланированных мероприятий, а посему и явно ущербная.
С подачи недалёкого и, видимо, непосвящённого в особые знания Н.С. Хрущёва у нас принято говорить о культе личности Сталина, о его, якобы, непомерной гордыне и мнительности. Анализируя поведение Иосифа Виссарионовича и его шаги в строительстве нового государства, невольно замечаешь: сам Сталин прекрасно понимал, что он - реальный, земной человек и созданный им для целей государственного строительства образ вождя – это совершенно разные вещи, что существовал культ не реальной личности грузина Иосифа Джугашвили, а специально созданного ОБРАЗА вождя и отца народов русского Сталина. А это, всё же, вещи очень и очень разные! Сколь бы странным это не выглядело, но факт остаётся фактом - Сталин всегда подчёркивал не только собственную русскость, но и некую свою сопричастность ко всему русскому народу. Фразы типа «мы русские» или «у нас русских» часто вылетали из его уст. Можно, конечно, спорить с какой целью он это делал, но он это постоянно и явно нарочито говорил! Оговорюсь, здесь для простоты изложения и доступности восприятия, мне приходится говорить о самом Сталине. Вполне возможно, что ему помогала некая группа единомышленников, но это, собственно, сути вещей не меняет.
Эти мои предположения подтверждает и тот факт, что прежде, чем создавать образ вождя Сталина, Иосифу Джугашвили пришлось создавать образ вождя Ленина. Реальный Ленин сильно отличался от того образа, что планомерно и настойчиво создавал Сталин, и это признают все не ослеплённые идеологией исследователи. Казалось бы, дядюшка Джо должен был всеми фибрами своей кавказской души яро ненавидеть дедушку Ленина и за прежние с ним идеологические разногласия, и за предсмертное письмо вождя пролетариата, где он довольно нелестно отозвался о нём... Ан, нет, все факты говорят об обратном – Иосиф Виссарионович, путём подчас открытых подлогов и домыслов упорно создавал светлый образ вождя Ленина. Зачем ему это было нужно? Такое его поведение никак не вписывается ни в рамки традиционного понимания личности Сталина и его роли в отечественной истории, ни в рамки житейской бытовой психологии. Зато легко объяснимо при помощи наших рассуждений. С прицелом на будущее при помощи светлого образа вождя Ленина Сталин не только готовил почву для создания образа вождя Сталина, но и создавал исторический прецедент, закладывал на будущее своеобразную «династию» светлых вождей. Интересно ещё и то, что Сталин никогда не ставил свой собственный образ выше образа Ленина, при нём они оба оставались равными. Даже, можно сказать, что образ Сталина, как соратника и ученика вождя мирового пролетариата, верного ленинца был несколько ниже по значению образа Ленина, как бы вторичным по отношению к нему.
В то время роль объединяющего нашу нацию образа внешнего врага с успехом играла мировая контрреволюция, бывшая к 30-м годам во многом лишь идеологическим фетишем, позже – буржуи всех мастей. Сильно поддержал этот образ внешнего врага и А. Гитлер. Я всегда говорил, что Сталин идеологически выиграл Вторую мировую, а для нас – германскую, уже тогда, когда в сознании простого народа присвоил ей статус не борьбы двух идеологий, как того хотел Международный Интернационал, а именно войны Отечественной, усилив этот образ веским понятием «Великая», что для русского человека означало историческую преемственность в борьбе за собственную независимость и самоё существование. Гитлер эту борьбу идеологически проиграл, когда публично назвал нас уберменьшами и рабами. С русским менталитетом такие уничижительные штуки не проходят бесследно. И тем самым Адольф Шикльгрубер «помог» Сталину выиграть эту ужасную войну, оперевшись на русский народ и стереотипы его социального поведения. Додумайся сам Гитлер или его советники до того, чтобы объявить собственную агрессию против СССР национально-освободительной войной русского народа, взяв на вооружение те же, например, кронштадтские лозунги, то совершенно непонятно чем бы всё дело закончилось. Но этого, слава Богу, не случилось - Гитлер самоуверенно понадеялся на мощь германского духа и оружия, да на собственный «гений». Но, как мы помним из истории, все эти вещи всегда ломались о русский дух и менталитет. Даже Германарих, чьим новым воплощением, собственно, и считал себя Шикльгрубер, пал от собственной недооценки оного.
О врагах внутренних в сталинское время мы с вами, кажется, уже достаточно поговорили, и остаётся лишь добавить, что в создании как светлых, так и негативных образов Сталину хорошо помогли искусство и литература. Особенно главное из искусств – кино. И это были не дешёвые бесталанные агитки. То было подлинное искусство, зовущее к светлому, доброму, лучшему. Известно, что Сталин лично участвовал в создании некоторых фильмов, редактируя сценарии, а значит, придавал этой работе особый вес. В сложные военные годы совсем не случайно были созданы до сих пор волнующие фильмы об Иване Грозном, что само по себе символично, об Александре Невском и многое другое. А какие были песни! Какие композиторы, какие поэты!
Сам факт того, что с уходом Сталина структура советского общества несколько изменилась, говорит о том, что либо Иосиф Виссарионович был последним и единственным обладателем неких знаний, либо таких, как он было крайне мало. Никому после него не удалось создать образ харизматичного лидера, отца народа, став «преемником» прежней «династии» – и сами не додули, и научить уже некому было. Видно, не рассчитывал Сталин уходить, раз не подготовил преемника. А Никита Сергеевич так тот вообще со своей непосредственностью опрокинул всё то, что с таким трудом создавал его предшественник. Уж не знаю, сам ли он до этого додумался или надоумил кто, но ведь он не просто ввёл понятие «культ личности Сталина», он дискредитировал сам древний русский образ политического и духовного лидера нации, образно говоря, оставил страну беспризорницей, а её народ - сиротами-безотцовщиной. Все последующие руководители государства, находясь под воздействием понятия культа личности, также, как и породивший его Хрущёв, в глазах простых людей оставались лишь выходцами и представителями партноменклатуры, то есть касты управленцев, которую русский народ всегда, мягко говоря, недолюбливал. Знал Хрущёв об этом или не знал, но он, как когда-то в далёком уже 17-м, идеологически обезглавил страну. И снова осталась Русь-матушка без царя в голове. Последствия такого вот публичного аутодафе не замедлили сказаться, и расхлёбывать их предстоит нам, сегодняшним… А многострадальный народ наш давно истосковался по заботливому, справедливому и доброму отцу. Его он готов увидеть в каждом новом претенденте на эту роль, да вот только претенденты эти систематически народные ожидания не оправдывают.

Несколько слов напоследок

Под занавес разговора мне придётся немного раздосадовать тех, кто привык передёргивать и домысливать чужие слова, вешать на всё и вся свои собственные ярлыки, тех, кто уже сейчас готов обвинить меня в чём угодно: в расизме ли, национализме, в неосталинизме и прочих глупостях – пугалах для не желающего жить своим умом обывателя. Но в своей писанине я намеренно не касался идеологических вопросов. Не вспоминал об идеологии, рассматривая даже процесс строительства СССР. Меня здесь, прежде всего, интересовала только структура общества, которая соответствовала бы образу правильного государственного устройства, что существует в русской культуре. Я никогда не был сторонником какого-либо идеологического направления, предпочитая оставаться «вольным казаком», не вгоняя себя в рамки каких-то ментальных ограничений. У меня никогда не было ни задачи, ни желания воспевать и восхвалять сталинскую эпоху, я хорошо понимаю, что она, ой, как далека от идеала и в ней лично для меня ещё много непонятных вещей. Например, непонятно зачем понадобилось губернскую Россию делить на национальные республики. Поначалу я даже думал, что такое дробление могло служить прецедентом-предпосылкой для экспорта перманентной революции и создания всеевропейской федерации с какой-нибудь Французской или Английской ССР. Но последующие события говорят об обратном – Союз так и не вышел за границы Российской империи, даже на территорию Польши, хотя, говорят, кое-кто в него даже просился…
Рассуждая об идеальном государственном устройстве с русским ядром, о его форме по сути, а не о внутреннем содержании-наполнении, я вдруг понял, что нечто близкое к получившейся у меня его структуре уже было. И меня самого поразило то обстоятельство, какой мощный это вызвало эффект! Как мобилизовало силы народа! К каким фантастическим успехам привело! А ведь этого не заметить просто нельзя! Даже будучи идеологически, как сейчас модно говорить, ангажированным.
Названия структур власти для русского человека особого значения тоже не имеют. Назови лидера великим князем, царём или генсеком – не столь важно. Куда важнее, чтобы его роль соответствовала ожиданиям народа, его культуре, пониманию реальности. Назови народное собрание вечем, кругом, собором или съездом – не принципиально, лишь бы они давали народу возможность чувствовать себя хозяином в собственной стране, а не марионеткой или рабом, от которого ничего не зависит. Но желательно всё же, чтобы слова эти были родными, принадлежащими нашей, не заморской культуре.
Хотя, лично я, например, против царей. Ивана Грозного уже потомки назвали царём, для современников же он оставался великим князем, не самодержцем, не узурпатором. Поэтому он и созывал Соборы Всея Земли, просто сделать иначе князь и не мог – он же не царь. Функции и полномочия его определялись традицией, то есть культурой.
Я, например, против введения в России и монархии, о чём в недавнем прошлом так много говорили. Дело в том, что когда у нас говорят о монархии, то имеют в виду только её возрождение! А я считаю, что монархия по-романовски – величайшее для России зло. Зло, прежде всего, духовное, идеологическое.
Относительно же идеологии могу сказать только одно: в России она должна, превыше всего, провозглашать равноправие, справедливость и всеобщее благо. Именно всеобщее, всего народа, всех национальностей России, а не благо партократов, олигархов или пресловутого «среднего класса», и не просто провозглашать, но и делать в эту сторону чисто практические шаги, хотя бы для начала на уровне программ и планов, иначе у нас с вами ничего путного не выйдет.
Берясь за эту непростую тему, я ставил перед собой задачу осмыслить идеологические принципы построения государства с русским ядром, так сказать его костяк, идеологический каркас. Как говорят в народе: были бы кости, а мясо нарастёт. За «мясо» пусть берутся специалисты, я в этом не силён. При наращивании мышечной массы на костяк важно помнить, для кого это государство строится, кто в нём будет жить, и увязывать этот процесс с психологическими особенностями государствообразующего этноса. То, что хорошо русскому, хорошо и России. Наш русский народ никогда не был палачом своих соседей, но заботливым братом, защищавшим от нападок извне, делившимся с ближним последним сухарём и рубахой, взваливавшим на свои и без того натруженные плечи основную ношу государственного бремени. Не должны наследники чувствовать себя приживалками в родительском доме! Нет в русской культуре ни оголтелого национализма, ни, тем более, фашизма, как никогда не было и рабства по этническому признаку, поскольку у нас всегда победитель был равен побеждённому.
Именно в этой связи лично мне претит федеральное устройство государства. Такое устройство не соответствует ни образам в сознании тех, чьими усилиями оно создавалось в своё время, то есть русских людей, ни интересам стабильности и устойчивости государства, что со всей очевидностью показали события начала 90-х годов XX века, когда земли, за которые, прежде всего, русский народ проливал свою кровь, где он издревле жил и считал своими, казалось бы, чисто формально поделённые в 20-х годах этого же столетия на территории союзных республик, были с болью и кровью оторваны от матушки России. Федеральное устройство больше похоже на ситуацию, называемую феодальной раздробленностью с удельными национальными князьками, которая, как известно, никогда ни к чему хорошему не приводила. Странно, хотя чего тут странного – не в первый ведь раз, но уроков истории мы упорно учить не хотим!
Для России куда более выгодно что-то вроде губернского деления, а не дробление общей территории на национальные квартиры, что уже сегодня приводит прямо-таки к дискриминации русского населения национальных республик. Русского человека, предки которого когда-то защитили, сберегли местное национальное население, помогли подняться на ноги, образовали и поделились сокровищами собственной культуры, а не ограбили, не загнали в резервации или не истребили вовсе, как это делали в своё время англосаксы, потомки которых пытаются сегодня нас учить, как надо жить. То ли эти процессы из Москвы не видны, то ли их просто не хотят видеть. А может, не замечают вполне намеренно.
Я живу на самой границе с Башкирией и рядом с Татарстаном. По данным последней переписи в той же Башкирии титульного населения – менее четверти, в Татарии – около трети! А пойдите-ка, найдите в этих республиках хотя бы одного руководителя, даже самого захудалого не титульной национальности! Не найдёте. Схема там, как правило, такая – на первом месте сидит номинальный руководитель из местных, а замом у него – русский, который всю работу на себе и тащит, оставляя начальнику председательствовать и снимать сливки. И я думаю, что такая схема негласно присутствует во всех национальных республиках России. И всё это делается на фоне попыток навязать русскому человеку комплекс виды перед соседями. Вины за что? Разве это в нашем понимании справедливо, разве для этого наши предки защищали и сохраняли эти народы? Ведь большинство из них само просило у нас защиты от геноцида соседей, и они её получили. Разве такой памяти заслуживают наши мудрые отцы? Какие же мы после этого дети, если не можем постоять даже за достойную память о своих предках, если плюем на их героические усилия, на их драгоценную для нас кровь, пролитую когда-то во время строительства государства, объединившего шестую часть суши Земли, неужели зазря?!
Лично я никогда не исповедовал деникинский лозунг о единой и неделимой России, но всегда считал, что она должна быть единой в многообразии! Каждый народ должен оставаться самим собой, свято хранить свои язык, историю и культуру, но только не в ущерб остальным. Как это может схематично выглядеть, лучше видно из моей книги «Как стать святым?», к которой я и отсылаю небезразличного читателя.
Для нас губительно создание некой усреднённой социальной общности, как, например, «советский человек» или «россиянин». Для полноценного развития страны и её граждан каждый должен оставаться собой, сливаясь с другими словно цвета радуги в белом свете. Процесс русификации или, простите за неологизм, россиализации не выгоден ни малым народам, ни русским, поскольку для каждой стороны он чреват потерей национальной идентичности. А оно нам надо?
Категория: Статьи автора | Добавил: Автор
Просмотров: 270 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
  • Погода в Красноуфимске
  • Готовим дома вкусно и красиво