Вторник, 21.11.2017, 14:58 Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
Авторский сайт
Сергея Русинова
 
Меню сайта
Категории раздела
Статьи автора [68]
Книги [2]
Содержание книги о городе [46]
Наш опрос
Как вы оцениваете творчество?
Всего ответов: 75
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Статьи и Книги


Главная » Файлы » Статьи автора

Неправильная часовня
[ Скачать с сервера (45.5Kb) ] 24.02.2011, 12:28
Часовня Иосифа Песнописца, что разместилась на высоком месте на Камешке, вздымаясь над красавицей Уфой и окрестными строениями, пожалуй, один из самых загадочных и удивительных памятников красноуфимской старины, к тому же, заставляющий зорче вглядываться в глубь веков, вдумываться, задавать себе непростые вопросы, пытаться находить ответы на них и одновременно дающий любознательным исследователям немало подсказок о своём происхождении и о людях, что строили её когда-то очень давно.

«НЕПРАВИЛЬНАЯ» ЧАСОВНЯ

Что мы знаем об Иосифовской часовне из официальных источников? Да, практически, ничего! Ни когда и кем построена, ни почему так непривычно для России посвящена древнему библейско-израильскому псалмотворцу.
В новейшее время судьба явно не благоволила часовне. Источники советских лет и вовсе, словно в насмешку над «тёмным» дореволюционным христианским прошлым, называют её сторожевой башней. Разрушив в 30-е годы культовое сооружение, тогдашним властям почти удалось стереть народную память о её подлинном предназначении, и многие современные красноуфимцы вполне искренне считали часовню на Камешке сторожевым постом. Её и взялись восстанавливать в лихие комсомольцы 80-х именно как караульную башню, каковой она именовалась даже на открытках, выпущенных к очередной «круглой» дате и в «серьёзных» изданиях. Подлинное имя ей было возвращено только в начале XXI века, благодаря воспоминаниям сына последнего настоятеля соседнего с ней Свято-Троицкого собора А.С. Луканина, а свой первоначальный вид она, будучи варварски разрушенной, так и не обрела до сих пор.
В бесшабашное постперестроечное время отцы города как-то очень легко передали её одному из новоявленных казачьих обществ, вызвавшихся, было, восстановить святыню без согласованного проекта, утверждённой сметы и прочих необходимых для этого документов, но так и не сумевших довести до конца этого благого дела. А потом часовня была включена в реестр памятников старины областного значения, и город тем самым как бы отказался от собственного наследия, перепоручив заботу о ней областным структурам… И до сих пор своим более чем унылым видом как бы безответно укоряет она с высоты нынешнее поколение короткопамятных горожан, а на святом месте, на одной из главных достопримечательностей Красноуфимска – свалка и бесплатный нужник. Удивительно, что даже Православные общины города стараются как-то не замечать некогда христианского культового сооружения, восстановить которое гораздо менее затратно, чем тот же Свято-Троицкий Собор. А разгадка этих вопросов отчасти лежит, как ни странно, в облике и положении самой часовни.
Мне уже доводилось на страницах местных изданий мельком намекать на то, что часовня Иосифа Песнописца имеет некое отношение к казакам. Теперь пришло время рассказать об этом поподробнее.
О подлинном облике часовни можно судить по сохранившейся старинной фотографии (см. иллюстрацию). С точки зрения Православного канона архитектура часовни явно неправильная. Это нам, теперешним, всё равно, как выглядит какое-либо здание. А у наших предков отношение к возведению жилья и особенно культовых сооружений было весьма серьёзным и довольно жёстко регламентировалось господствующим мировоззрением. Археологи, например, по форме и расположению жилища смело могут отнести его к той или иной археологической культуре, достоверно приписать тому или иному народу. Для возведения культовых сооружений всегда имелись более строгие каноны, которых ревностно придерживаются и современные строители.
Например, все Православные церкви на Руси построены по древнему византийскому канону, с небольшими отступлениями от него, проявившимися в основном во времена Раскола и после него. Классическая греческая церковь представляла из себя правильный куб с четырёхскатной невысокой крышей, имеющий по центру ярус круглой формы, оканчивающийся куполом в виде луковицы. Глав на храме могло быть: одна, три, пять и тринадцать. Самая высокая, как правило, символизировала Христа, остальные - либо апостолов, либо иных персонажей Нового Завета. Алтарная сторона строения всегда «смотрела» на восток. Позже кубическое основание храмов нередко превращалось в параллелепипед, иногда с закруглённой алтарной частью, а после Раскола храмы часто выглядели сверху как кресты, благодаря приделам, которые нередко посвящались иным святым, нежели основная центральная их часть.
Перед тем, как продвинуться дальше, следует заметить, что у первых христианских общин храмовых сооружений не было вообще. Иудеи, кем были и считали себя первые последователи Христа, поскольку, по Его же собственным словам, Он пришёл для того, чтобы не нарушить, но исполнить Закон Моисеев, всегда считали, что храм может быть только один и после разрушения Иерусалимского храма, построенного Хирамом по заказу царя Соломона, разрушенного, восстановленного и снова разрушенного до сих пор не решились возвести себе новый, предпочитая проливать слёзы возле того, что после него осталось. Историки убеждены, что каноны постройки культовых сооружений заимствованы христианами у ранних, дохристианских культов. Каким бы святотатством это сегодня ни выглядело, но это, видимо, так и есть. Ничто не ново под луной…
А теперь снова вернёмся к нашей часовне. Учитывая вышесказанное, нетрудно заметить, что её форма явно неканоническая. В разрезе она представляет собой правильный восьмигранник, что явно непохоже на греческий канон. Никак архитектурно не обозначена восточная, алтарная часть строения, напротив, на все основные стороны света она выглядит совершенно равнозначно и обозначены они заострёнными кверху арками со сквозными одинаковыми прямоугольными окнами под ними, также с арками, что явно нетипично для традиционной Православной храмовой архитектуры. Для того, чтобы понять причины такой «неправильности» часовни, стоит обратиться к авторитетному мнению специалиста. В своё время, в 70-е годы XIX века, видный исследователь русской старины Е. Ознобишин по поручению Императорской Академии художеств серьёзно изучал древнерусское церковное зодчество, для чего исколесил все северные и восточные губернии России, делал подробные описания и наброски внешности и внутреннего убранства храмов. Подобной, восьмигранной формы церкви он встретил только на Новгородской земле да на Дону и пришёл к выводу, что образцы такой храмовой архитектуры на Дон занесли именно новгородцы. Они серьёзно отличались от традиционных храмов как внешним видом и отделкой, так и внутренним построением.
Чтобы были понятны причины такого несоответствия, обратимся к истории. Известно, что христианство на Новгородской земле приживалось долго и тяжело. Если Владимир Святой по известному выражению крестил Русь крестом, то его дядя Добрыня – мечом и огнём, он-то и «распространял» таким образом Веру Христову среди вольных и непокорных новгородцев. В итоге, как это не редко бывало на Руси, произошло некое примирение путём частичного слияния одного с другим – приняв христианство, новгородцы не приняли греческих священников и греческий церковно-судный устав, а также византийскую архитектуру церквей, оставив прежнюю, столь широко распространённую по всей Прибалтике, имеющую южные иранские отголоски. Такой формы были, например, известные славянские храмы на острове Рюген, в Арконе, в Упсале, в Стопень-Камне (ныне Штубенкаммер), построенные славянами венетами, некогда владевшими обеими сторонами Балтийского моря, контролировавшими все здешние торговые пути, и безжалостно разрушенные и разграбленные германскими католическими миссионерами.
Каким образом подобный архитектурный канон попал в казачьи земли – вопрос до сих пор спорный. Кто-то приписывает это дело новгородским ушкуйникам, обосновавшимся в Хлынове (Вятке), затем распространившихся и смешавшимися с донскими казаками, кто-то, учитывая множество явно «южных» салтово-маяцких захоронений на Балтике с конём и сбруей и останками людей южнорусского, так называемого иранского типа, утверждает, что ушкуйники – это и есть казаки, с большими международными скандалами возвращавшиеся после монгольского нашествия на родное Поле. Но, так или иначе, на Дону распространилась и закрепилась именно такая форма храмов. Известно, что казаки до самых петровских времён не принимали священников, направленных им Москвой, а выбирали своих собственных, которых нередко и расстригали, освобождали от службы. Женились по старому славянскому обычаю – на майдане перед всем миром, венчались, обходя три раза вокруг ракитового куста посолонь, разводились по 5-6 раз, чем навлекали на себя гневные и опальные царские и церковные грамоты, не раз даже отлучавшие их от церкви. Присутствие часовни такой формы в историческом центре Красноуфимска ярко свидетельствует именно о принадлежности к казачьему роду первых красноуфимцев.
Есть и ещё одно интересное обстоятельство. Церковные предписания раньше прямо запрещали строить в городах здания выше главного городского храма. И здесь Иосифовская часовня выбилась из канона. Известно, что на месте Свято-Троицкого Собора, построенного в 1804 году, располагалась деревянная Никольская церковь, которая и считалась главным храмом города-крепости. Она была не столь величественна, как более поздний Собор с высокой колокольней и длинным шпилем, поэтому оказывалось, что маковка Иосифовской часовни, построенной, видимо, несколько раньше Собора, оказывалась выше Никольской церкви, что, в общем-то, свидетельствует не только о главной роли, которую в тогдашнем Красноуфимске играли казаки, но и о сохранившихся у них древних обычаев вольности и независимости. Может быть, колокольня Свято-Троицкого Собора и была нарочно возведена так, чтобы оказаться выше купола Иосифовской часовни.
Довольно сложно объяснить, почему часовня была освящена в честь Иосифа. Это нетипично как для общерусских традиций, так и для казаков, предпочитавших многим другим святого Николая, в честь которого, кстати, и была освящена сгоревшая деревянная церковь. Вполне возможно, что первые красноуфимцы делились на две, быть может, даже в чём-то соперничавшие друг с другом группы, например, на томских и тобольских, как некогда пелось в песне красноуфимских казаков, записанной во время переселения их на Новоилецкую линию в 1820-26 годах. Кто из них построил и молился в Иосифовской часовне – пока совершенно неясно. Очевидно, это тема для дальнейших исследований любопытных краеведов.
Вот видите, дорогие читатели, сколько всего можно узнать о привычных, вроде бы, вещах, если только потрудиться взглянуть вокруг внимательным, небезразличным взглядом, попытаться вырваться из привычной жизненной рутины и не уставая задавать себе бесконечные «почему» и искать ответы на эти, подчас кажущиеся глупыми вопросы.
Категория: Статьи автора | Добавил: admin
Просмотров: 137 | Загрузок: 49 | Рейтинг: 2.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
  • Погода в Красноуфимске
  • Готовим дома вкусно и красиво